За что односельчане могли изгнать крестьянина из русской общины

12+
20 февраля 2018 г. 53

За что односельчане могли изгнать крестьянина из русской общины

В сельской общине крестьянин рождался, жил, работал и умирал. В старину у крестьян не было тракторов и грузовиков, опылителей и комбайнов. Труд на земле был тяжелым, изнуряющим. Без поддержки односельчан выжить было в сотни раз тяжелее, иногда просто нереально.

 За что односельчане могли изгнать крестьянина из русской общины

 
В сельской общине крестьянин рождался, жил, работал и умирал. В старину у крестьян не было тракторов и грузовиков, опылителей и комбайнов. Труд на земле был тяжелым, изнуряющим. Без поддержки односельчан выжить было в сотни раз тяжелее, иногда просто нереально. Тем более климатические условия в России можно отнести к разряду сложных. Потому изгнание из общины было суровым наказанием. За что же односельчане могли изгнать крестьянина?
 
Порочен? Пошел вон!
Одним из самых порицаемых грехов было скотоложство (зоофилия). Если какого-то любитель курочек, телят или другой живности застигали на месте преступления, ему грозило немедленное изгнание из деревни или села.
 
 
Обычно зоофил направлялся на богомолье. Община давала ему справку-удостоверение, в которой было написано, за что он изгнан и на какой срок. А сроки бывали разные – от 1,5 лет (самое малое наказание) до 4,5 лет. Когда крестьянин, замолив грехи по монастырям, возвращался в село, его чаще всего принимали обратно. Но рассчитывать на хорошее отношение к себе он уже не мог. Более того, таким людям давались обидные, ехидные прозвища.
Как ни странно, мужеложество не вызывало таких отрицательных эмоций. Оно воспринималось как грех, и в самой малой степени как преступление. Возможно, это происходило потому, что такого рода половые «шалости» заносились в села извне и были достаточно редки. Во многих селах гомосексуализм не считался преступлением, вызывал только смех и постоянные издевки. Однако к концу XIX века участились случаи, когда крестьянина, уличенного в содомии, ссылали в Сибирь, в том числе и по решению сельских общин.
 
Большим грехом в русских селах считалось внебрачное сожительство. Святость венца почиталась крестьянами. То, что сегодня называется гражданским браком, в старину считалось преступлением против религии и идеала брачных отношений. Силу удара при этом обычно принимала на себя женщина. К счастью, до изгнания тут дело не доходило. Однако женщину могли прилюдно оскорбить, закидать грязью, камнями и даже провести по селу голой.
 
 
Да ты ведьма!
Борьба с ведьмами тянется из далекого прошлого. Еще Иван Грозный сослал в монастырь советников Сильвестра и Адашева, обвиненных в кончине царицы Анастасии Романовны, умершей странной смертью. Кстати, в 2000 году специалистами Бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета здравоохранения Москвы и известными геохимиками был проведен анализ косы царицы. Результат был поразителен – в косе в огромной концентрации были найдены такие металлы, как свинец, ртуть, мышьяк. Так что история смерти царицы так и осталась тайной.
Тяжелым был 1551 год, когда Стоглавым собором были ужесточены меры по борьбе со всякого рода магами, ворожеями, кудесниками. Книги, в которых хотя бы просто упоминалось ворожба, иметь в доме строго настрого запрещалось. Крестьянам предлагалось «вычислять» магов, а после этого нещадно бить их, грабить и изгонять из общины. Жестоко, и, что самое неприятное, такой подход давал возможность легко свести личные счеты с неугодным человеком. Ведьма – и все! Доказательства практически не нужны.
 
Что происходило с магами, которых не лишили жизни, а изгнали, неизвестно. Возможно, они бродили по миру в поисках пристанища, нанимаясь на работу там, где их никто не мог узнать. Может быть, искали приюта в густых лесах, вели натуральное хозяйство и прятались от расправы.
 
К счастью, с конца ХVII века жестокие суды над ведьмами стали реже. Жители сел начали сомневаться, что во всех бедах стоит винить колдунью или колдуна. Утверждение «Неурожай, засуха, эпидемия, воровство, падеж скота – ведьма виновата!» постепенно теряло свою устойчивость. Многие села оценили правовой путь и заменили избиения и изгнание несчастных магов подачей в суд. Конечно, в возможных случаях.
В литературе ситуацию борьбы с магами и ведьмами прекрасно описал Шарль Де Костер в книге «Легенда об Уленшпигеле». Но это древние Нидерланды. А вот ситуация в российских селах ярко и талантливо показана в повести Александра Куприна «Олеся» (1898 год).
 
 
Воруешь да пьешь – прочь пойдешь
В селах царили строгие нравы. Криминальные личности, в том числе воры, удалялись из крестьянской среды, причем закон давал на это полное право. Антиобщественное поведение строго порицалось, виновники изгонялись.
Собирался сельский сход, на котором «по косточкам» разбирались поступки претендента на изгнание. Часто формулировка «дурное поведение, которое явилось в воровстве и непомерном употреблении водки» обеспечивала крестьянину поселение в Сибири. Кстати, приговоры сельских общин по этому поводу в 2-2,5 раза превышали в количественном соотношении приговоры официальных судов.
 
Иногда жители села применяли такие меры профилактически, например, к ворам, чью вину было не доказать, но за которыми уже были мелкие преступления.
 
 
Приговоренному к наказанию вору или пьянице, тем более отсидевшему в тюрьме, иногда было достаточно сложно вернуться в общину. Крестьяне словно понимали, что на некоторых людей не стоит тратить время, перевоспитания не случится. Потому в Крестьянское присутствие направлялась бумага с информацией о том, что такой-то крестьянин по решению общины считается порочным членом общества, развратником, мотом и пьяницей, и община изгоняет его без права возврата.
К сожалению, такие экземпляры успешно пополняли ряды бродяг, люмпенов в городах и крупных селах. Некоторые присоединялись к крупным преступным группировкам, становились грабителями и доживали свой век в грехе. Что касается начала XX века, то изгнанные из сел крестьяне с радостью вступали в ряды красноармейцев.
 
Кулаки, или богатеть опасно
В 1918 году началась самая грустная страница в истории уже советского крестьянства. Лениным был подписан указ о ликвидации кулачества, были созданы комитеты бедноты, которые принимали решения о перераспределении земель, продовольствия, инвентаря – всего, что без жалости было конфисковано у зажиточных крестьян.
Раскулачивали жестоко и беспощадно. Процесс набирал обороты, и вскоре индивидуальные хозяйства потеряли всякую возможность развития. Линия «ликвидируем кулака как класс» с восторгом была принята бедными крестьянами. Беднота выступала уже не только против кулаков. Под раздачу попали и середняки, у которых дела шли неплохо.
 
 
Раскулачивание и изгнание зажиточных крестьян затормозило возможность развития индивидуальных хозяйств
Большевики подливали масла в огонь, объявляя кулаков контрреволюционерами и виня их в голоде. Крестьяне, вступившие в Красную армию, призывали к травле, уничтожению кулаков, беспощадному выселению их из сел. Кулаков не принимали в колхозы, отбирали у них инвентарь и имущество. Многим зажиточным крестьянам пришлось сняться с места. Спасая собственные жизни, они переезжали в города, где соглашались на любую, даже самую черную работу, чтобы прокормить семью.
 
StaniSlav SvetKovsky

Советуем почитать

Двое из ларца, одинаковых с лица, пытались сорвать встречу с избирателями в Пскове

Известный псковский провокатор Игорь Иванов, исключённый и изгнанный ранее, отовсюду, где он состоял, начиная от армии, пытался сорвать встречу с С.С. Удальцовым,В.В. Леоновым и Д.Ю. Крайновым.

Клятва японского коммуниста: «Моя жизнь - коммунизм!»

Знаете ли вы, что Коммунистическая партия Японии - самая бескомпромиссная коммунистическая организация в истории человечества? КПЯ три раза подряд восставала из пепла как Феникс, с нуля создавала молодёжную организацию, однако каждый новый призыв полностью уничтожала полиция, забивая активистов до смерти палками. В КПЯ, на пике, в 1930-е, состояло 100.000 членов. У боевиков КПЯ был отряд камикадзе, которые первыми придумали начинять грузовики взрывчаткой и въезжать в полицейские участки.

Сепаратизм по-каталонски и по-корсикански

В Европе продолжается парад суверенитетов. Каталония, Венето с Ломбардией, и вот теперь Корсика. Евросоюз, как объединяющая структура, в последнее время на удивление усилил обратное явление – региональный сепаратизм. Государства, как могут, пока удерживают «непокорных». «Пиратский» остров Итак, Корсика. На недавних региональных выборах на острове уверенно победили националисты. По предварительным результатам националистическая коалиция «За Корсику» председателя исполнительного совета Корсики Жиля Симеони и спикера Ассамблеи Корсики Жан-Ги Таламони получила более 56% голосов. Впрочем, победа корсиканских националистов была ожидаемой. Они с 2015 года находятся у власти на острове, причём результаты их работы за прошедшее время признаны успешными. Казалось бы, ничего экстраординарного – демократические процедуры, избиратели определились со своими лидерами. Но это, если не оглядываться на историю вопроса. А она весьма богатая, причем Каталония и Корсика во многом похожи друг на друга. Каталония в стремлении к независимости, как известно, зашла далеко. Но и Корсика ей не уступает. Конечно, они очень разные. У Каталонии по европейским меркам вполне внушительная территория, населения предостаточно – 7,5 млн человек. Корсика же выглядит весьма скромно – остров в Средиземном море по площади невелик, да и населения не густо – немногим более 300 тысяч человек. Но вот с национальным самосознанием у обеих «К» – и у испанской, и у французской, полный порядок. За их плечами не одно столетие борьбы за независимость. Каталония ведет свою «родословную» со времён Арагонского королевства, которое появилось на карте Европы еще в XII веке. А Корсика начала свою борьбу за независимость с начала XIV века, когда остров оказался в распоряжении Генуэзской республики. Корсиканцы постоянно пробовали скинуть власть генуэзцев, при этом Корсика в средние века славилась своими пиратскими бухтами и невольничьими рынками. В общем, этакая свобода при внешнем правителе. Генуэзцы за несколько столетий так устали от национального движения корсиканцев, что за «долги» в 1786 году отдали строптивый остров Франции. После этого начался у корсиканцев новый этап борьбы за независимость. Французы действовали жёстко, корсиканцы отвечали тем же. В начале ХХ века на Корсике появляется свой националистический «движок» – Партия корсиканского действия. Она меняла свои названия, на острове появлялись другие националистические организации. При этом французам никак не удавалось договориться с корсиканцами. В конце 60-х годов прошлого века дело дошло за самого «горячего» этапа – начались теракты. Словно почуяв ветер свободы, корсиканские сепаратисты требовали уже не широкой автономии, а полной независимости. На первый план вышел Корсиканский фронт национального освобождения, который приступил к вооружённому сопротивлению французским властям. Те в свою очередь тоже не сидели сложа руки – арестовывали активистов, давали им большие тюремные сроки. Но это националистов не остановило – вооружённое сопротивление только усиливалось, теракты в прямом смысле слова захлестнули остров. Мы пойдём другим путём Если Корсика выбрала в своё время террористический способ доказательства своей правоты, то Каталония предпочла политические методы. И здесь их пути к независимости разошлись. Но к чему они пришли сейчас? Парламент Каталонии, как известно, успел принять в конце октября 2017 года декларацию о независимости. Но после этого что-то сломалось в «независимом» механизме. Самих каталонцев, похоже, весьма смутила та лёгкость, с которой удалось продекларировать независимость. Не осталось без внимания и откровенное неприятие всей Европой Каталонии как будущего нового члена Евросоюза. В итоге неуступчивость и даже агрессивность Мадрида вновь остановила Каталонию на пороге независимости. Как будто у испанских властей есть какие-то тайные нити, за которые они в нужный момент дёргают автономный регион. И так происходило не раз. Каталония объявляла о своей независимости и в XVII веке, и в XIX, а в тридцатые годы XX века – даже дважды. Осенью 1934 года каталонская государственность просуществовала всего сутки. На этом фоне «независимость-2017» установила рекорд – она прожила три дня. До чего же договорились Мадрид и мятежный регион? Референдум, проведённый 1 октября в Каталонии, центральными властями Испании не признан, равно как и другими странами ЕС. Организаторы референдума превратились в мятежников, которых собрались судить по всей строгости испанского закона. А главе Каталонии Карлесу Пучдемону пришлось в прямом смысле сбежать в Бельгию, чтобы не попасть под арест. Самое большое «достижение» испанских властей – это роспуск каталонского парламента (причем его депутаты сами согласились с таким решением), и назначение новых досрочных парламентских выборов на 21 декабря. И тут Мадрид надеется переиграть сторонников независимости. Главный посыл из центра – на референдуме не были услышаны голоса людей, ратующих за единую Испанию. А их набирается не менее половины. Ведь и на референдум пришло лишь 43% жителей Каталонии, а где, дескать, остальные? А вот на Корсике ситуация с парламентским вопросом принципиально иная. Националисты заняли в местном парламенте крепкие позиции, сторонников «за единую Францию» здесь меньшинство. И недавние выборы это убедительно показали. То есть на политическом поле Париж не сможет повторить «достижения» Мадрида. Остаётся экономика. И вот здесь Каталония и Корсика принципиально различаются. Один из важных постулатов сторонников независимости Каталонии – «мы кормим всю Испанию». Доля региона в ВВП Испании действительно ощутима – 19%. Корсика же ничем таким похвастаться не может. Остров – дотационный регион, экономическая зависимость от Парижа весьма ощутима. И здесь у французских властей есть сильные козыри в выстраивании отношений с непокорным островом. Да и сами победители выборов на Корсике заявили, что они не собираются идти по каталонскому пути. Речь идёт, как отмечают эксперты, о расширении автономии острова. И всё же опасность, что будет выбран радикальный вариант движения к независимости по-корсикански, сохраняется. Слишком большой багаж сепаратизма накоплен за плечами корсиканцев, а террористические акты на острове прекратились всего несколько лет назад. Удастся ли Франции удержать корсиканский национализм в мирном русле – покажет время. Но то, что Корсика продолжит дрейфовать от Франции – не вызывает сомнений. Впрочем, и границы этого маневра вполне очевидны – это границы ЕС. Выпадать из союза никто не собирается, а вот стать полноценным, пусть и маленьким «штатом» в объединенной Европе – чем не цель для горячих корсиканцев. Сергей Осипов

Сто лет одиночества, убив в себе государство и тошнота

19 февраля 2008 года в своем родном Омске скончался Егор Летов. Развернутые сюжеты о смерти лидера «Гражданской обороны» вышли тогда в новостных программах всех федеральных телеканалов. Через три недели после похорон Летова солидный симфонический оркестр в многотысячном столичном спорткомплексе «Олимпийский» уже исполнял фрагменты его песен на церемонии главной рок-премии страны «Чартова дюжина», где Егора посмертно наградили в номинации «Легенда».

Советские партизаны: самые шокирующие факты

По данным историков, за всю историю Великой Отечественной войны, в партизанском движении на территории СССР, оккупированной гитлеровцами, приняли участие свыше миллиона военнослужащих и гражданских лиц. Партизанами были уничтожены сотни тысяч вражеских солдат и офицеров, пущены под откос сотни гитлеровских составов с вооружением, продовольствием, боеприпасами и живой силой.

В России ввели налоги на воздух, туалеты и бани, готовятся к налогообложению ягод и грибов

«За последнее время доходы нашего государства уменьшились. После того как был введён налог на воздух, вы стали меньше дышать. Это возмутительно! Молчаааать! Кроме того, вводится новый налог на осадки: за обыкновенный дождь — сто лир, за проливной дождь — двести лир, с громом и молнией — триста лир. Молчаааать!» (Джанни Родари, «Чипполино»)

Одна лишь правда на душу елей. Факты о средневековых рыцарях

Твоя душа в твоих руках, хоть ты не мог ослушаться приказа? и исполнял всего лишь волю над тобой стоящих властных королей. Хотя достоинство и честь бывали в годы те гораздо реже, чем проказа. Не будет оправданием всё это, одна лишь правда на душу елей... (Д.Перейра по мотивам слов, приписываемых Королю Балдуину IV Иерусалимскому)